Главная страница >  Материалы журнала >  Звездные интервью >  Жанна Эппле: "Мама по имени Жанна"

Жанна Эппле: "Мама по имени Жанна"

Каким бы ни был собеседник — а Жанна Эппле собеседник очень интересный! — на интервью в журнале отведено определенное количество страниц, поэтому, чтобы не тратить место впустую, в двух словах представлю нашу героиню: актриса, самая известная работа — роль Юли в сериале «Бальзаковский возраст, или Все мужики сво…», мама двоих сыновей: старший — Потап, младший — Фима. Все остальное она расскажет сама.

— Жанна, уверена, что этот вопрос вам задают все журналисты, и я не буду исключением. Почему вы дали своим сыновьям такие необычные имена — Потап и Ефим?

— Имена и в самом деле странные, я с вами согласна. А все потому, что, как все родители, мы с мужем обращали внимание на разные знаки, когда придумывали имена для мальчиков. Ждали знамений и намеков судьбы. У нас поздние дети, поздние и долгожданные, поэтому к решению такого серьезного вопроса, как ИМЯ, мы относились с трепетом. Потап — старший сын, он сейчас совсем большой. Его имя приснилось мужу во время послеобеденного сна на даче. То есть летом, за полгода до рождения самого Потапа. Я с мужчинами спорю редко, хотя имя показалось мне тогда… несколько странным. 1991-й год на дворе, какой там Потап! Но потом оказалось, что Потап родился в день святого Потапия. Это случайно выяснил муж, когда снимал фильм о Киевской Лавре. А имя младшему сыну придумал старший сын. Наверное, в отместку. Или они тогда что-то проходили по русской литературе.

— Понятно, что сейчас подобной экзотикой никого не удивишь, но лет 10 назад… Не боялись ли вы, что в садике, в школе мальчиков будут дразнить?

— Боялась, и очень. Но у нас, знаете, была особенная семья, в этой семье с мужчинами не спорили. Кроме того, было принято считать, что жить с оглядкой на общественное мнение, тем более на публику из детсада — дурной тон. А потом я привыкла. И никто не дразнил, что характерно.

— Как вы называете их дома? Ефим, наверное, Фима, а Потап?

— Да, Ефим у нас попросту Фима, пока не хулиганит, а Потап — Патя. Но это только для своих и только в минуту особенной душевной близости. Потап — суровый мальчик, и возраст у него нешуточный, вот-вот восемнадцать, настроен на все очень серьезно и фамильярности не терпит.

— Расскажите немного про бабушек и дедушек Пати и Фимы. Участвовали ли они в воспитании детей?

— У моих детей есть роскошная бабушка. Ее зовут Светлана Георгиевна Фрез. Она — по папиной линии. Эта бабушка — светская дама, жена известного режиссера Ильи Фреза, она знает жизнь и знает то, как правильно делать все на свете. Потапом она занималась не очень, была тогда занята другим, а вот Фиме посчастливилось получить от нее больше всех. Она строгая, но справедливая, говорит на прекрасном русском, который сейчас можно услышать только по телеканалу «Культура», и больше, чем кто-либо, знает, что почем в жизни. Я всячески стараюсь, чтобы Фима бывал с ней чаще. Моя мама, уж так случилось, всегда была занята на работе, увлечена ею, и ей было не до внуков. И это вполне нормально. Если, например, Потап в самом скором будущем вдруг осчастливит меня внуком, не уверена, что смогу принимать активное участие в его воспитании. Потому что занята, потому что работаю, потому что жизнь стала совсем другой.

— Современные мамочки жалуются, что хоть предложение и превышает спрос, найти хорошую няню очень непросто. Как вам в середине девяностых прошлого века, когда сфера подобных услуг только зарождалась у нас в стране, удалось раздобыть столь «дефицитный товар»?

— Я не очень требовательна. Я не жадничаю и пытаюсь быть честнее с человеком, который работает на меня, помогает мне растить и воспитывать моих детей, защищает их. Конечно, хочется себе какую-нибудь Арину Родионовну с четырьмя европейскими языками, с черным поясом по тхеквондо и совершенно свободную от личной жизни 24 часа в сутки. Но нужно смотреть на вещи реальнее. Стоит оглянуться вокруг. Что мы увидим? Чрезвычайно предприимчивых людей, которые в уме переводят рубли в доллары, доллары в евро и все это сравнивают с сегодняшними ценами на нефть. Нужно просто принимать во внимание, что за все хорошее нужно не просто платить, а переплачивать. Лично мне везет, всегда встречаю не злых, довольно порядочных людей.

— А когда вы поняли, что в услугах гувернантки больше не нуждаетесь?

— Когда смогла больше уделять внимания детям, когда стало меньше работы, когда подрос старший сын.

— Актер не получает фиксированной зарплаты, у него — то съемки, то нет работы по несколько месяцев. Не страшно ли вам в такие моменты?

— Очень, очень страшно. И вроде бы все знаешь, да? Но после небольшого перерыва в работе вдруг начинает казаться, что последний заработок был действительно последним. И нужно что-то делать. Мыть окна у приятельниц, устраиваться страховым агентом… Все это не способствует здоровому сну, что и говорить.

— В предыдущих интервью вы говорили, что Потап хочет стать дизайнером, а Фима одинаково хорошо впишется и в актерскую среду, и в спортивную. Сейчас дети подросли, изменились ли их увлечения?

— Вы знаете, нет. Они удивительно последовательны. Потап учится в Строгановке, на дизайнера, все ночи напролет рисуя какие-то стулья и дома, а Фима начал сниматься в телевизионном проекте «Все по-взрослому». И у него так органично получается, что даже немного страшно.

— А в каких еще проектах, съемках Фима участвовал? Фотосессия для обложки нашего журнала — не в счет.

— Вот эти самые «Все по-взрослому», потом он был приглашен моделью на какое-то мероприятие в ЦУМ. Мероприятие ему не очень понравилось, а вот работы во «Все по-взрослому» он ждет с нетерпением и каждый день спрашивает меня: «Мам, ну когда?...»

— У Потапа и Ефима одна комната на двоих. Насколько им комфортно вместе? Все-таки разница в возрасте 9 лет. Не бывает такого, что одного тянет поиграть, пошуметь, а другому хочется расслабиться?

— Ох, не знаю. Наверное, им некомфортно. Но о таких вещах можно говорить лишь тогда, когда изменятся условия. Вздохнуть и вспомнить, как было тесно и неудобно. Пока нам такие счастливые перемены не грозят. Но они как-то решают свои проблемы. Фима делает уроки на кухонном столе, а спать ложится рано. Потап ложится спать далеко за полночь, и встают дети в разное время. Поэтому приучены делать все тихо. Соблюдая, так сказать, нормы социалистического общежития.

— Есть ли у них от вас какие-то секреты — как думаете?

— Думаю, есть. Но я не хотела бы их знать. Иногда не нужно. Себе дороже.

— А в свои любовные дела они вас посвящают?

— Фима постоянно в кого-то влюблен. И эти влюбленности заставляют его лучше учиться, мыть руки и все такое прочее. Потап как-то полгода ходил заниматься танцами. Обрадовалась, думала — открылась тяга к творчеству. Оказалось — просто рядом была красивая девочка. Но все прошло, прошли и танцы.

— Часто ли братья ссорятся?

— Они ссорятся постоянно. Иногда даже боюсь представить, что они делают без меня. Но это, я слышала, нормально. Дети… им сложно. Моим, кажется, особенно.

— Любому человеку иногда хочется побыть одному. Как вообще вам удается мирно сосуществовать на таком маленьком пространстве?

— Ох, я не знаю. Вероятно, мы решаем этот вопрос вне дома. Поскольку самый серьезный домосед у нас Потап, уходим мы с Фимой. Уходим ровно настолько, чтобы снова радоваться друг другу на нашем маленьком пространстве.

— Я где-то прочитала, что разделить квартиру на два яруса — это идея Потапа. Сколько же ему было тогда лет?

— Кажется, десять. Потап удивительно сообразительный мальчик. Особенно когда вопрос касается его личного комфорта. И это прекрасно, значит, он не пропадет. Ну, во всяком случае на бытовом уровне у него всегда все будет в порядке.

— И вы сразу же поддержали его? Вы ко всем детским затеям относитесь так некритично?

— Да, я обрадовалась такой идее. А отец мальчиков тут же эту идею воплотил в жизнь. И теперь мы живем, как стая обезьян, на одном дереве, но на разных уровнях.

Что касается затей, то иногда — да, я порой легко соглашаюсь на совершенно немыслимые предложения. Поэтому, когда мы втроем, тактические решения принимает Потап.

— Жанна, перед съемкой вы забрали Ефима из школы. Первым делом, когда мальчик пришел домой, он включил телевизор и открыл пакетик с чипсами. Часто ли вы его балуете?

— Чипсы — это ужасно. Но Фима нервный ребенок, и когда-то, когда было особенно тяжело, я приняла решение его баловать. Так мне советовали специалисты, детские психологи. Фима в самом деле сильно перебарщивает с телевизором и всякими чипсами. Но виновата я сама, сама приучила.

— Что вы запрещаете сыновьям и как наказываете в случае непослушания?

— Я запрещаю им разговаривать со мной. Это действует лучше всего. Но они растут, и, пожалуй, нужно придумать что-нибудь новенькое.

— Со стороны кажется, что женщине, у которой уже есть мальчик, проще воспитывать второго сына, она все знает и все умеет. Так ли это на самом деле?

— Нет, нет, и еще раз нет! Мои мальчики такие разные, как будто они жители разных стран, государств и даже планет. То, что легко удавалось с Потапом, совсем не проходит с Фимой. То, что нравится Фиме, Потап ненавидит всей душой. Кажется, что у этих людей общие только фамилия и отчество. На самом деле мне проще было бы воспитывать девочку. Ну или мне так сейчас кажется. Правда это или нет — можно узнать только опытным путем.

— Читали ли вы какие-то умные книжки? Насколько описанные в них советы применимы к конкретному ребенку, к индивиду?

— О, отец моих детей читал и перечитывал Бенжамина Спока. Он цитировал его дни и ночи напролет. О строгости, о непреклонности, о родительской воле. Это было ужасно и сильно смахивало на служебное собаководство. Однажды мы сильно и принципиально поссорились из-за Спока и Фимы. Фима был мне как-то дороже. Я считаю, что нужно пытаться почувствовать человека, который вам важен. И какие-то практические методики здесь мало работают. Поэтому я никогда не читаю специальную литературу. Но иногда какие-то конкретные вопросы узнаю в специальных изданиях или с помощью интернета. Какие? Например, о компьютере и зрении ребенка, о пользе и вреде компьютерных игр.

— Понятно, что опыт накапливается с годами. Каких ошибок, допущенных в отношении старшего сына, вы стараетесь избежать, воспитывая младшего?

— Я стараюсь быть как можно ласковее. Я не стараюсь быть принципиальнее. И я заставляю себя помнить, что детство Фимы очень быстро закончится. И нужно быть с ним ближе, пока он такое позволяет.

— Потап вам помогает с Фимой?

Да, очень помогает. Большое спасибо ему за это.

— Трудно ли вы пережили тот период, когда ребенок отдаляется от мамы, уже не нуждается в ее ласке? Были ли вы к этому готовы?

— Нет, я не была готова к этому. Вдруг неожиданно поняла, что мой маленький мальчик больше не хочет маминых внимания и нежности и предпочел бы, наверное, чтобы я не совалась в его дела. Это было неожиданно и больно. Но мы оба справились с этим. Теперь у нас новые отношения, более дистанционные, но допускающие нежность, заботу и взаимное уважение.

— А готовы ли вы стать свекровью?

— Думаю, да. Многие мои подруги вошли в эту прекрасную полосу жизни и рассказывают мне такие ужасы, что мне не терпится пережить подобное. Надеюсь, у меня хватит мудрости вести себя разумно и быть всем полезной.

— Не знаю, как спросить об этом деликатно, поэтому спрошу прямо: вам с отцом ваших детей, Ильей, не хотелось оформить отношения, чтобы избежать ряда неприятных формальностей и вопросов? Обсуждали ли вы эту тему с Потапом и Ефимом?

— Да, довольно долго мы хотели оформить отношения, но все время что-то мешало. То мелкие размолвки, то какие-то неурядицы. А потом мне стало это неинтересно. А еще через какое-то время мы расстались. Дело в том, что дети не задают много вопросов на эти темы, нужно просто быть готовой ответить однажды, но обстоятельно и честно. Что делать, у детей в такой ситуации нет выбора. Они не могут влиять на ситуацию. Это не слишком честно, но это так.

— Как дети перенесли ваше расставание? Как вы им объяснили, что папа больше не будет жить с ними?

— Я сказала, что по причине некоторых разногласий мы с их папой приняли решение пожить раздельно. И они могут быть со мной или с ним, или с нами обоими, но в разное время. Они приняли это с каким-то вселенским пониманием. Мне не пришлось объяснять дважды.

— На вашем сайте написано, что Фима однажды чуть не выбил вам зуб. Что это за история?

— Вы видели Фиму? Он иногда способен бегать по потолку. Говорят, эта гиперактивность пройдет в период полового созревания. Мы с Потапом ждем этого созревания, как дети ждут Нового года. Потому что у нас все бьется, ломается, рассыпается сахар, разливаются чай и молоко. И вот как-то Фима чрезвычайно расшалился, прыгал на диване и очень мне этим мешал. Я решительно подошла к нему, чтобы снять его с дивана и как следует отшлепать, наклонилась, в этот момент он подпрыгнул и ударил мне лбом о зуб. Лобная кость — самая крепкая кость в скелете человека. А вот зуб — не очень. Первые несколько минут я просто боялась смотреть в зеркало. Но все обошлось, правда, долго болело. А Фима до самого вечера вел себя тише воды, ниже травы.

 

Рейтинг: 1.5 (голосов: 27)

Комментарии

Naret 17.08.2015 18:44

This could not polssbiy have been more helpful!

Оставьте Ваш комментарий:
Подпись: 
Введите символы с картинки:  
 

Фото дня

Фото дня

Свежие комментарии

 
ШКОЛА РОДОВ онлайн